И всё же о чудесном рогалике

Любопытная штука – этот Дисней. Столько времени сидит на вершине гастрономической пирамиды развлекательного кино, погоняя трендами, и умудряется сохранять бережное отношение к материалу, с которым работает (по крайней мере, в том, что не касается телевидения). Иные голиафы давно уже променяли всё хорошее на абсурд и лапидарный дизайн, а наш по-прежнему балансирует.

Rogue-one замечателен тем, что выводит Звёздные Войны на уровень диверсифицированной киновселенной по аналогии с диснеевской же MCU, совершенно не оскверняя при этом исходный канон, а наоборот – заставляя его мерцать в новом свете.


Начнём с конца. Если Пробуждение Силы в основе своей имело фабулу Новой надежды (что впечатления сильно не портило, но было самым слабым местом фильма), то Rogue One черпает вдохновение в классике чуть более академической. По сути, это традиционный сюжет Трёхсот спартанцев и Семи самураев, пусть не столь популярный, как штурм крепости или возвращение домой, однако не менее узнаваемый. Именно поэтому гибель героев не стала для меня неожиданностью и бурного катарсиса не спровоцировала: каким-то чудом сумев не заспойлерить себе ни одного сюжетного поворота заранее, я в целом ожидал именно такого исхода. При этом с художественной точки зрения всё сделано прекрасно, третий акт выстроен практически по нотам. Особенно виртуозен в нём финальный фансервисный аккорд с расчехляющим световой меч Вейдером и компьютерной Леей: он такой устойчивый и расслабляющий, что предыдущий надрывный, в котором мы навсегда прощаемся с главными героями, разрешается в него, как доминанта в тонику. Очень симфонично.

Другим принципиальным достоинством фильма оказывается (тоже, в общем-то, весьма ожидаемо) расширение не только событийных, но и моральных границ киновселенной. Наконец-то добро и зло перестают быть однозначными глыбами и получают человеческие оттенки. Повстанцы оказываются способны на подлость, а простые семейные мужи – работать на Империю. И даже на джедаях, наконец, свет клином не сошёлся – и восьми фильмов не прошло! При этом, конечно, никакая это не хроника войны и судьбы человеков, как предварительно стращали нас таблоиды, и слава богу: всё-таки Звёздные войны должны оставаться сказкой, пусть чуть взрослее, чем обычно, но сказкой, а не пафосной потугой неизвестно на что. Иначе скучно. Когда Затойчи-стайл Чиррут Имве раскидывал палкой ватагу штурмовиков (которые, к слову, по-прежнему не умеют стрелять), жена повернулась ко мне и спросила: «Суровое военное кино, ты говорил, да?»

За первые два дня проката Rogue One отчего-то сменил рейтинг в России с 12+ на 16+. Вздор. Вот десятилетний мальчуган, искушённый в вопросе побольше нас с вами, полагает, что кино вполне подходит для семилетних . И он оказался прав. Сын Миша отсмотрел киноленту с интересом и остался всецело доволен. В самом деле, в кинотеатры и телевизоры пропихивается (зачастую под эгидой Министерства культуры РФ) столько пошлятины с детскими рейтингами, что фильм об отважных людях, которые ни разу за всю свою жизнь даже не выругались, выглядит сущим ангелом.


The Real Ghostbusters

Ребята вокруг меня любят сравнивать Rogue One с Седьмым эпизодом, причём категорически в пользу первого, и говорить о фильмах, как об абсолютно разных. Это не так. Прежде всего, они очень похожи визуально: оба трепетно относятся к канону, любовно наполняют экранное пространство материальными ростовыми куклами инопланетян (и оба, к сожалению, ни одного нового алиена не выводят в главные герои; а такие там были симпатичные ктулху-сокамерник и йети-ленивец в первом акте Изгоя!). Оба устраивают грандиозные баталии не в открытом космосе, как было в оригинальной трилогии и приквелах, а очень близко к атмосфере планет, что придаёт особой сочности. Оба показывают три-четыре экзотических ландшафта, по одному на каждый акт и чуть-чуть эпизодически; причём Изгой вовсе не уходит в сторону от фэнтезийности: Дарт Вейдер в этом реалистичном фильме о настоящей войне живёт практически в Барад-дуре посреди Мордора. Ну и главное сходство последних двух лент про далёкую галактику: они обе мне чрезвычайно понравились, жду продолжения банкета по обеим веткам, и прочая, и прочая.

Но всё же Пробуждение силы пришлось мне по душе чуть больше – совсем капельку! – чем Rogue One. И дело тут вот в чём. Шестёрка главных героев Изгоя совершенно не развивается в своих характерах. Исключение представляет, пожалуй, только Кассиан, который из парадигмы пренебрежительного к человеческой жизни бойца приходит к худо-бедно гуманизму. Остальные встречают финал ровно с тем же набором качеств, каким обладали в начале. И неважно, поменялись ли в ходе совершения подвигов их желания или взгляды на отдельные вещи. На самом деле, в драматургии есть один-единственный универсальный приём, через который можно показать развитие персонажа: неразрешимая дилемма, тяжёлый моральный выбор. Ситуация, из которой нет однозначного выхода, где каждое решение имеет спорные аспекты. При всей своей инфантильной сказочности, классические Звёздные ВойныСедьмой эпизод не исключение) всегда помещали героев в подобную неразрешимость. И Люк,и Хан, и Вейдер, и Рэй, и Кайло (и даже Энакин!) – все рано или поздно встают перед выбором, который выжимает их без остатка. Любое решение кардинально меняет героя. Собственно, первый такой приём в литературе – моление о Чаше в Гефсиманском саду: Христос в ночь перед казнью ведёт себя не как божество, а как простой нормальный человек, разрываемый противоречиями.

Так вот Джин Эрсо, даром что девушка уверенная и умеющая убеждать прочих, совершенно избавлена от подобных конфликтов в фильме. В каждом ключевом повороте сюжета обстоятельства складываются таким образом, что никаких иных вариантов, кроме единственно верного (как с нравственной точки зрения, так и с рациональной) у героини не остаётся. Вера в отца – беспрекословна, произносимые им слова – морально и тактически верны. У Люка с отцом, заметьте, всё было не так однозначно. После смерти Галена в конце второго акта места колебаниям не остаётся вообще: Джин не сомневается ни в чём, и жертвует собой совершенно чётко понимая, что правильно, а что нет. Никаких метаний, как у Иисуса, никакой горечи. Похожая картина была в Аватаре: главного героя всеми силами подталкивают к переходу на сторону аборигенов, не оставляя ни одного, даже малюсенького соблазна (все земляне – негодяи, родная планета – свалка, сам герой в человеческом виде – инвалид, а на Пандоре – майский день, именины сердца). От Rogue One хочется острой дилеммы особенно, ведь фильм позиционируется, как взрослый и мрачный.

С другой стороны, здесь потрясающее количество тентаклей в кадре! И дремлющий на нарах ктулху в начале фильма (и в начале этого текста), и мозгососущее существо в логове Со Герреры, и варёный осьминог на базаре. За такое можно простить многое. Даже статичные характеры. Тем более, что и в прочих аспектах кино получилось вкусным чрезвычайно.

_________________
Ещё про кино
Преизрядное пробуджение Силы
Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и мурлыкаяй
Соображения по прибытии

http://kenichi-kitsune.livejournal.com/100442.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.