Иеговы

На что не жалуюсь — на то, что нечего вспомнить. Кутили до трех, поднялись в восемь. Было темно, но Дэвид Боуи поднял. Завтракали остатками деньрожденного торта, ехали на такси в заброшенный дом, разбрелись по нему и выли и ныли на все лады, чтобы дом наполнился стенаниями, было очень жутко и очень объемно и теперь я знаю, что если вас режут в абандоне посреди оживленной улицы, ну или по крайней мере вы вопите так, как будто вас режут, никто не придет, никто не спасет.

С репетиции — на писательский курс. Настя Житинская хороший человек и, возможно, хороший автор, но ведущий из нее настолько ниже нуля, что вместо конспекта занятия (благо записывать там все равно было нечего, курс составлен весьма бессистемно и малоинформативно) я составляла список ее недостатков. Джонни того же мнения о вопиющем непрофессионализме фасилитатора, всю дорогу домой мы злопыхали и дозлопыхались до того, что попросили вернуть деньги за оставшиеся занятия. Настя вроде бы пообещала пойти навстречу.

С курса — в «Родину» на фестиваль российско-итальянского кино. Смотрели «И целый мир между нами» про Свидетелей Иеговы, их фанатический уклад, религиозные запреты и «товарищеские суды», жестокость внутри секты — и не меньшую жестокость снаружи ее. Фильм очень хороший, плохо только, что со мной рядом сел Кенсин, который тоненько хихикал при словах «член» и «половые органы», хотя это тридцатилетний мужик, а не второклассница-хохотушка.

Из кино — в бар с Сонечкой, потому что мы давно не виделись и потому что все это вот про писательский курс мне необходимо было выложить кому-то еще, чтобы увериться в собственной правоте и чтобы не задушиться переживаниями. И говорили о Мексике, и Казахстане, и Киргизии, а вот в Туркменистан и Северную Корею не поедем, потому что это опасно и аморально.

Из бара — на Девятую, пить дальше. Я называю такие ночи корпоративами — когда все дома, когда все вылезают на кухню, когда так трогательно накрываем стол, каждый выкатывает свои скудные пожитки: Сонечка — два яблочных пирожка, Чарли — полбутылки дрянного пойла, Сизе — немножко кукурузных палочек, я — два мандарина... С этого добра натюрморт бы писать, а не закусывать — ну да мы и не закусывали. Любопытные вопросы из ЧГК, неведомые новинки из ассортимента секс-шопа, истории о ментовских задержаниях, песни; очень хорошо нам вместе было всем.

Кутили до трех, поднялись в восемь и кутили до пяти.
Дня хватило б на неделю.

https://taklegko.livejournal.com/348375.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.