Обаятельные киномерзавцы и мерзавки

Попыталась навскдку назвать с десяток отрицательных персонажей, которые вызывают, вместе с тем, и положительную эмоцию. А всё почему? Да просто выписаны грамотно и сыграны хорошо. Не одной краской мазаны. В каждой роли Актёр с большой буквы.

  1. «Интервенция». Паноптикум идейных и классовых мерзавцев. Обаятельнее всех, безусловно, Филипп (Е. Копелян). Но я выбираю Полковника контрразведки (Е. Шифферс). Он в куда большей степени мерзавец! И, a propos, загляните-ка вот сюда. Высоцкий, всё-таки, очень любил «Интервенцию» и, цитата пришлась, как нельзя к месту. И здесь, в его исполнении, она уже не цитата, а, прямо-таки метафора! Жалко, что этот фильм зритель плохо знает…
  2. «Пётр I». Царевич Алексей. Поставила бы его на первое место, потому, что великий Черкасов никак не может быть на втором. Но тут он, под пеной мерзавишности, изображает такую глубинную суть, такую трагедию слабого человека, что статус отрицательного персонажа уходит на второй план.
  3. «Нашествие». Тут сразу два бриллианта. Два замечательных артиста Ванин и Шпигель. Два образа отъявленнейших мерзавцев, мерзавцев чистой воды!
  4. «Радуга». Рыжий Курт, любовник Пусеньки. Ганс Клеринг, тот самый, из «Окраины», снова враг, но теперь уже непримиримый, смертельный, каких следует уничтожать. Но море же обаяния!
  5. «Партийный билет». Убийца, классовый враг, вредитель и просто красавец Курганов-Зюбин (А. Абрикосов). К-как улыбается!
  6. «Александр Пархоменко». «Любо, братцы, любо…» Кто как, а у меня всякий раз улыбка до ушей. Чиркову браво! Как за образ, так и за вокал.
  7. «Обыкновенный человек». Констанция Львовна в исполнении блистательной Бирман. А у вас не возникает желание проткнуть её героиню первой попавшейся булавкой?
  8. «Республика ШКиД». Слоёнов. Море гадливости, океан обаяния! Руки так и чешутся навалять ему прямо по экрану.
  9. «Дело Румянцева». Вот тут не знаю, кого выбрать… Тоже паноптикум. Корольков (Н. Крючков). Шмыгло,  он же Запрудный, Прибытков, Дальский, Попов (В. Чекмарёв), Прус, он же Сенька-Хорёк (А. Эскола). Но, всё-таки, пусть будет Мишка Снегирёв (Е. Леонов)!
  10. «17 мгновений весны». А, вот, угадайте, не мудрствуя лукаво! Я не буду спорить с общественным мнением! Я тоже так считаю. (A propos: НЕТ, НЕ КЛАУС!)
  11. «Волга-Волга». Бывалов. Герои Ильинского обаятельны всегда. Ещё бы сюда и его Шульца добавила, но это так уже одиннадцать.

Короче, я разогналась… Можно было ещё вспомнить Шервуд Орловой во «Встрече на Эльбе». Нигде, ни до, ни после, пожалуй, она не была так красива и холодно обаятельна, как здесь. Можно было и красавца Названова в «Иване Грозном», предателя, изменщика, перебежчика, завистника и ревнивца Курбского за один только нежный и страстный взгляд на Анастасию из-под длинных ресниц. Можно было и Блинникова из «Александра Невского», исключительно за актёрское обаяние и за контраст, каким его Твердила смотрится на фоне посконных положительных и разных многочисленных его колхозных председателей, бригадиров, партизан. Блистательного Крючковского старпома их «Дня ангела» из-за которого весь сыр-бор разгорелся…

Конечно же, таковых больше! Просто эти вспомнились первыми.

https://kineska.livejournal.com/272729.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.